Форум » Оперетта в Москве » Московская оперетта-3! (продолжение) » Ответить

Московская оперетта-3! (продолжение)

Modeski: Продолжаем воистину неувядающую тему!

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Aloise Didier: Я б все же сказала, что если Кортнев курил, то что-то более близкое к венграм, чем к Гулиевой ИМХО

robust: Причастным - удачной премьеры, зрителям - ярких впечатлений! И - да здравствует оперетта! Виват! *** Мы не можем пойти: болеет мама, надо быть рядом.

Stich: Большая просьба к человеку, отправившему сообщение со слова "недопустимость"! При добавлении сообщения произошел сбой связи и сообщение удалилось. Не могли бы Вы его разместить еще раз? Приношу свои извинения.

e-a-ya-tolla: Да что же это такое - моя "недопустимость" упорно не публикуется...Не хочется думать, что на этом форуме так нетерпимо относятся к критике

e-a-ya-tolla: Недопустимость! Именно так, пафосно, я могу озаглавить свою критическую заметку о премьерном показе оперетты «Орфей в аду», показанной в московском театре оперетты. Пафосность, наигранная наивность или преувеличенный трагизм, ненатуральная весёлость, «плоские шутки» - традиционные обвинительные аргументы, используемые противниками оперетты, к которым я никогда не мог причислить себя. Артист, использующий вышеперечисленные приёмы в силу специфики жанра, должен иметь определённое мужество, чтобы не казаться смешным или жалким в первую очередь самому себе, и конечно же зрителям. Артист, искренне любящий жанр оперетты, играющий каждую (возможно даже 138 по счёту «летучую мышь») с полной самоотдачей не может не вызывать уважения и любви зрителя, а великолепная музыка способна «вытянуть» даже слабую постановку. Только не в этот раз. Постановка «Орфей в аду» по либретто Кортнева, омерзительна. И дело даже не в выражении беспомощного ужаса, возникающего периодически на лице артистов, вынужденных делать на сцене чудовищные по меркам классической оперетты вещи. Не в низком и пошлом, а зачастую даже непристойном юморе, не в «прозрачных» намёках на наш истеблишмент и систему, распределяющую выручку с нефтегазового сектора, и не в главном «злодее», загримированном под Ходорковского. Дело даже не в столь модном, хотя зачастую недопустимом, «переносе» действия в настоящее время. Дело в абсолютном презрении к зрителю. Если режиссёр и автор постановки хотели показать нам беспринципность, продажность и аморальность современного шоубизнеса, то не стоило для этого избирать столь жестокого и бесчеловечного оружия. Постановка и режиссура настолько же пошлы и аморальны, насколько отвратительны те пороки, которые якобы должны в этой самой постановке высмеиваться. Откровенным издевательством над пожилым и беспомощным человеком выглядит дуэт юпитера и эвридики. Не хочется касаться откровенных «ляпов» либретто, убогого даже нарочито. Упоминать скверную звукооператорскую работу так же цинично, как обвинять убийцу и грабителя в том, что он не продезинфицировал свой нож перед тем как зарезать свою жертву. И то, что оркестр московского театра оперетты впервые за последние годы не мешал солистам, а местами даже удивлял сыгранностью, достойной профессиональных коллективов, скорее удручает, потому что хвалить хоть что то в такой постановке, равносильно попыткам оправдать холокост или иные столь же масшабные и безжалостные преступления против человечности восторгаясь инженерной смекалкой, проявленной при конструировании газовой камеры или отличной строевой подготовкой отрядов СС. Преступность данной постановки по отношению к жанру оперетты невозможно оспорить или оправдать. Попытки Олега Коржа продемонстрировать вокальное мастерство и актёрскую игру были умело и хладнокровно пресечены на корню звукооператором. И даже ужимки Каминского, достойные скорее профессионального мужеложца, неспособны были контрастно выделить попытки актёрской игры Коржа. Следует отметить, что и раньше артисты оперетты «грешили» «самопальными» минирепризами на злобу дня, но теперь понятно, насколько это было трогательно и невинно. Сама идея и предназначение музыкального комедийного театра как объекта культуры и искусства, доступного массовому зрителю, извращена и низвергнута. Ну какие стороны человеческой натуры, кроме самых низменных, способно затронуть это действо, если даже «банный корпоратив» изображён нелепо, жалко, а центральным массовым балетным номером является имитация гомосексуального полового акта. Прискорбно также и то, что это единственный более-менее цельный и убедительный номер во всём втором акте. Впрочем, не стану «оправдывать холокост», рассматривая номера этой постановки с точки зрения цельности, образности или другим критериям, подходящим для оценки художественных или театральных произведений и способов их исполнения. Апофеоз жалости к себе и настойчиво повторяемый вопрос «почему я не ушёл с этого спектакля сразу же», возникает у всякого зрителя мужественно досидевшего до второго акта, где народный артист России, кумир миллионов интеллигентных пожилых женщин Веденеев, исполняет дуэт с Эвридикой. Постановочная «находка» с мыльными пузырями, в принципе находится за гранью морали, не говоря уже о допустимости подобных пошлостей в жанре музыкальной комедии. Музыка Оффенбаха, звучащая на фоне этой оргии, ещё более усиливает мучения зрителя диссонансом между зрительным и звуковым рядом. Пафосный стиль этой критической заметки, а также некоторые «излишества» литературных конструкций, вызваны неуклюжими попытками самолюбования автора, который впервые за долгие годы был !обрадован! своей абсолютной непричастностью к постановке.

Анна: Мне понравился спектакль: веселый, динамичный, красочный, его следует воспринимать с юмором. Конечно, это не классическая оперетта, скорее, что-то более близкое мюзиклу. Никакого ужаса на лицах артистов я не увидела, наоборот, мне показалось, что они получали удовольствие от своего балагурства, Веденеев так уж точно. Вообще приятно, что театр идет вперед, какое-то новое, более современное направление ищет. Мне кажется, что именно этот спектакль привлечет в театр новое поколение зрителей.

krab: Не могу сказать что мне спектакль уж совсем не понравился. Музыка - гениальна!!!! Веденеев - талантище. и хотя я был готов к такому повороту событий меня удивило, что музыка и действие в 1 картине полностью не стыкуются. Ну, ладно Кортнев когда писал либретто не соизволил музыку послушать. но Чевик видимо тоже услышала её только на премьере. хотя порадовало, что Чевик со времен "Маугли" научилась не "заимствовать" впрямую находки других режиссеров, а слегка переделывать их. уже прогресс. так глядишь мы и до европейского уровня дойдем.... лет так через 20. жаль только, что при просмотре других постановок сей режиссер не обратил внимание на музыку. ну с какого бадуна Орфей остается с Эвридикой. неужели ей так не понравились пузырки с Юпитером?!?!?? Гениальность этого произведения заключалась в сове время в том, что Офенбаху и Галеви удалось высмеять своё правительство, своё время именно не "в лоб", а перенеся действие в древнюю Грецию. к сожалению, сейчас ожидать такой гениальности не приходится. не понятным для меня оказалась Хакамада и Литвинова (кто такой Маковский я совсем не понял). неужели еще кто-то помнит кто такая Хакамада? кто-то говорил, что ПЖ - это КВН. а что тогда "Орфей"?? - "Большая разница", "Аншлаг"?? - со своими третьесортными шутками, которые смешны только мимансу на сцене? а в зрительном зале вызывали лишь зевоту. зритель, включающий телевизор - всё это видел тысячу раз. а как будет приятно массовому зрителю в будний день, выбравшись из-за компьютеров и направившись в музыкальный театр за чем-то необычным увидеть на большом экране опять тот же самый монитор, который видят каждый день с утра до вечера. и который,кстати, непонятно какую несет мысль, а изображение скачет опять-таки ВРАЗРЕЗ с музыкой. к сожалению, музыка Оффенбаха не поддается законам французским мюзиклам - он требует работу над партитурой. чего не произошло. мне кажется именно это и было главной ошибкой постановщиков. Особенно в первой картине. ну а переносы в современность в театре - это уже не ново. как говорится: рожденный ползать - летать не может. в целом думаю, что век спектакля будет больше, чем у "рикошета" (за счет музыки и игры актеров), но тоже вряд ли долго проживет.

Aloise Didier: Мои впечатления о премьере можно почитать тут: http://aloise-didier.livejournal.com/163629.html Для тех, кто не боится огромного количества текста и пересказа сюжета:)

Алекс: Aloise Didier пишет: Мои впечатления о премьере можно почитать тут: http://aloise-didier.livejournal.com/163629.html Предлагаю литчасти МТО скопировать пересказ Aloise Didier и печатать его в программках "Орфея" под заголовком "Синопсис".

kea: Алекс пишет: Предлагаю литчасти МТО скопировать пересказ Aloise Didier и печатать его в программках "Орфея" под заголовком "Синопсис". Кстати, вчера некоторые зрители сожалели, что в программке нет кратко содержания действа.

Aloise Didier: Алекс пишет: Предлагаю литчасти МТО скопировать пересказ Aloise Didier и печатать его в программках "Орфея" под заголовком "Синопсис". А мне авторские за это заплатят?:))

Stich: Aloise Didier пишет: А мне авторские за это заплатят?:)) Смеешься?:) ты не Кортнев:)))

Stich: Aloise Didier пишет: Затем следует странных танец мальчиков из балета в костюмах химзащиты, изображающих не совсем традиционную любовь. К чему был этот номер, я не поняла, и можно было б его спокойно выкинуть! Я кажись поняла тайный смысл:) Это отсутствие толератности народных масс к однополой любви (их там разлучают типа в конце) По Михаилу Прохорову Кортнев конечно прошелся конкретно:))) А вообще, большой и пламенный привет Лионской опере:)))

kea: Stich пишет: По Михаилу Прохорову Кортнев конечно прошелся конкретно:))) А тексты будут менять в зависимости от остроты момента? Олимпиада пройдет, Прохоров станет не актуальным, на арену выйдет новый олигарх.

Вася: Stich Вы о постановке Лорена Пелли с его лифтами ??? И прочим ???

Stich: Вася, да 1997 года....

Наблюдатель: «Орфей в аду» Премьера, безусловно, внесла свои коррективы во впечатления, сложившиеся после прогона, дополнив их, но существенно не изменив. Впечатлений много, впечатления пёстрые, но всё-таки приятно, что придя в МТО на премьеру можно не чихать от нафталина и услышать ту музыку, которая десятилетиями не звучала с этих подмостков. С чего ж начать? Начнём с конца. Ибо финал, на мой взгляд, одно из наиболее слабых мест спектакля – невразумительный и смазанный хэппи-энд, прославляющий любовь, как-то не вяжется с предшествующим поведением главных героев. И если изменения, произошедшие в Эвридике, могут быть следствием осознания, что лучше наслаждаться тихим семейным счастьем в деревне, чем быть игрушкой в руках сильных мира сего (а точнее мира того – над- или подземного, не суть). То перемена в Орфее, до этого явно не горевавшем о пропаже супруги, остается загадочной и необъяснимой. Видно, проказник Купидон в очередной раз решил прикрыть своего папашу и уладить конфликт своими острыми стрелами В остальном же либретто вполне оффенбаховское, отвечающее духу его соавторов – Кремье и Галеви. Оффенбах без пародии практически немыслим, а тут тебе и комическая деформация мифа, и сатира на современное общество. Разве что с пародией на академическое искусство и так называемую оперу-сериа не задалось, если не считать за пародию вокал отдельных представителей актёрской братии. Так что привлечение Кортнева - ход удачный, тем паче, что именно он в значительной степени может считаться автором не только текстов, но и спектакля в целом. В пару к смелому новатору-драматургу хотелось бы столь же смелого режиссера, во-первых, чувствующего стилистику подобного представления, во-вторых, хорошо знакомого с миром телегламура, который стал существенной частью либретто и спектакля, а в-третьих, далекого от традиционных опереточных штампов. Идеальной кандидатурой на воплощение либретто Кортнева, на мой взгляд, мог бы стать Вася Бархатов. А пока получается, что спектакль придуман интереснее, нежели воплощен. Потому что если делаешь пародию, то надо быть точным, хорошо знакомым с объектом пародии, изучившим его до мельчайших деталей. Чтобы ток-шоу, претендующее на остроту и манипуляции жизнями героев, не смахивало по уровню на передачку на 77 кабельном канале. С актёрами тоже всё обстоит не слишком гладко, потому что не все рискнули броситься в омут эксперимента, оставшись в плену привычного и не слишком богатого арсенала выразительных средств. Но энергетика и драйв, как это показалось мне, со сцены сочились (особенно на прогоне, на «чужом» зрителе было чуть больше скованности), что, вероятно, говорит о том, что артисты участвуют в постановке не без удовольствия. По результату двух просмотров и неполному знакомству со всеми исполнителями пришёл к выводу, что для дальнейших посещений «Орфея» мне будет принципиально отсутствие в составе трёх человек – Исляйкина, Голубева, Гулиевой. Все остальные виденные артисты со своими ролями справляются или, по крайней мере, не сильно портят общую картину (например, Мишле и Родин). Вызвало определенное удивление расстановка сил на премьере и прогоне по некоторым актерским позициям. Так, лично мне Белякова, Катырев, Каминский и Бабик показались точнее и интереснее, однако первые двое удостоились лишь второй премьеры, а двое других и вовсе довольствовались только прогоном. От Беспалова в роли Ведущего можно было ожидать чего-то занимательного, фонтанирующего, но по факту Каминский оказался даже интереснее, хотя оба, повторюсь, не тянут на звезд Первого канала. На прогоне беседы со зрителями во время перестановки декораций были затянутыми, но поначалу смешными, а вот на премьере у Беспалова с импровизациями совсем не задалось. Видимо, всё-таки надо их готовить заранее. Орфей и Эвридика не оставили ярких впечатлений. Криницкая была вокально убедительна, но слишком интеллигентна для такой Эвридики. Меркулова же наоборот слух отнюдь не радовала (хотя можно было ожидать и худшего), актерски же была ближе, но всё равно не дотянула до образа деревенской оторвы, каковой должна предстать Эвридика в начале. Борисенко и Коржу было ещё сложнее, т.к. игрового пространства им либреттист почти не оставил, да ещё и «наградил» столь противоречивым поведением, о чём было сказано выше. Из Веденеева получился колоритный Юпитер. Варгузова эффектно смотрится Венерой в деловом костюме, подчеркивающем аппетитные формы, достойные богини любви и плодородия. Очень симпатично выглядела Коледова-Юнона. На Маркелова можно смотреть бесконечно и, безусловно, он будет иметь успех в этой роли, но петь Оффенбаха всё-таки надо, поэтому и хочется заценить Кирюхина. Мельник-Диана гораздо удачнее Мельник-Марицы, и характер показала, и качкой, ввиду небольшого объема музыкального материала, утомить не успела. Исляйкина-Меркурия хочется забыть как страшный сон, спел мимо всё что мог и в танцах путался. Новиков был в разы лучше, разве что высокая для баритона тесситура и быстрый темп песенки Меркуция создают ему определенные проблемы. Точно также в разных весовых категориях (причем, во всех смыслах данного словосочетания) существуют два Купидона – Голубев и Бабик. Голубев и типажно не попадает в роль, ну никак не верится в его равнодушие к «липким шалостям», всё-таки он человек гедонистического склада. Про вокал промолчу, а вот рэп – это уже было за гранью: всё-таки Оффенбах не Сташинский, его петь надо. Трёхголовое Общественное мнение достойно существует в обоих своих вариантах, но Ионова остаётся слишком женственной, в то время как Белякова полностью преобразилась, а Маковский своим поведением напоминает скорее Хлестакова, вырвавшегося в «высшее общество», тем самым проигрывая Катыреву. Гончарова и Ратникова – обе хороши. К Маковскому, впрочем как и к Беспалову, есть ещё одна маленькая претензия – не надо слишком увлекаться возможностью «полапать» актрис в сцене Ада. Образам это ничего не добавляет, а выглядит малоэстетично. Всё хорошо в меру. Хор и оркестр, на мой взгляд, стилистику почувствовал лучше, чем некоторые солисты и работают эти два цеха очень достойно. И что приятно, не всегда сразу разберешь, кто к какому цеху относиться – хор танцует, балет поет, создавая совместными усилиями единый ансамбль. Ещё из положительных моментов – руководство МТО наконец-то оценило значение художника по свету и уже который раз приглашает одного из лучших отечественных специалистов – Дамира Исмагилова. Остальные материальные составляющие на уровне, хотя, при наличии фантазии, можно было бы интереснее поиграть с экраном, синхронизировав его с оркестром и заставив диалоговые окна станцевать канкан, например. Ну и о музыке немного. Хорошо потрудился Хватынец. И оркестр собрал, и солистам, видимо, с ним удобно – по крайней мере, на прогоне половина букетов со сцены улетела в яму, новому главному дирижеру. Единственное, что Хватынцу как к новому музыкальному руководителю нельзя ограничиваться только оркестром, но стоит обратить внимание и на вокальный уровень некоторых солистов. Да и в целом отстаивать права музыки в спектакле – обязанность для человека, занимающего подобный пост. Ведь европейцам, с постановок которых там много заимствовано в новом МТОшном «Орфее», удаётся делать современные спектакли, почти не вторгаясь в музыкальную партитуру, воспроизводя ее во всем многоцветии и полнозвучии. Но несмотря на отдельные недостатки я склонен оценивать премьеру «Орфея в аду» как наиболее удачную с времен «Фиалки Монмартра». Может всё-таки если не пытаться «вырастить Бабу-Ягу в своём коллективе» и не экономить на специалистах, то и результат будет лучше?!

Наташа: Один раз посмотреть из чистого любопытства зрелище под названием «Орфей в аду» можно, но лично для меня театр оперетты навсегда останется походом за настроением, за красивой сказкой, радующей слух и глаз, за тем, что в наших буднях стало немодным, неважным. А когда со сцены мощно несется в зал «сказка» о распущенности, оргиях, однополой любви, оправдывая вседозволенность, чудовищную свободу нравов, то ничего, совсем ничего в душе не остается. Выходишь из театра «пустой». Одно приятно порадовало – оркестр не узнать (в хорошем смысле), словно весь состав сменили. Да, звучали прямолинейно, местами грубовато, но по крайней мере стыдно на сей раз за оркестр не было. После светлой ростовской «Белой акации», просмотренной накануне в Стасике, «Орфея» МТО смотреть было особенно непросто.

Аня: krab пишет: не понятным для меня оказалась Хакамада и Литвинова (кто такой Маковский я совсем не понял). Катырев на прогоне показался мне похожим на Парфенова. А вот то, что Белякова изображала Хакамаду не поняла. Наблюдатель пишет: Может всё-таки если не пытаться «вырастить Бабу-Ягу в своём коллективе» и не экономить на специалистах, то и результат будет лучше?! Интересно почему результат будет лучше? Вася Бархатов провалил постановку Летучей мыши в Большом. Нам надо чтобы он и в МТО еще что-то провалил? И он с таким неуважением говорил о классической оперетте. Вот уж упаси бог от таких специалистов. Тем более блатных и ни за что не отвечающих. А теперь он в Президентском совете, так какую дрянь не поставит - хвалить будут.

Наблюдатель: Аня, ну вот приглашение Кортнева - это, на мой взгляд, шаг вперед. От его текстов не испытываешь чувство стыда, как, например, в случае с новой "Графиней Марицей". Что касается Бархатова, то это вопрос адекватности соотношения материала и режиссера. Бархатов для постановки ЛМ в БТ не самая подходящая фигура, хотя я и не соглашусь, что это полный провал. А вот конкретно это либретто "Орфея", по моему мнению, Бархатов мог бы поставить интереснее Чевик. Про Дамира я уже написал, а это тоже специалист со стороны. Со звуком тоже надо что-то делать, а своими силами явно не справляются. И т.д., и т.п.



полная версия страницы